Комментарий клиники «ЭКО» по делу «калининградских врачей»

В России разворачивается общественная кампания в защиту врачей из Калининграда — главного врача местного роддома Елены Белой и врача-неонатолога Элины Сушкевич. Их подозревают в преднамеренном убийстве новорождённого, что грозит пожизненным заключением.

События, ставшие основой для уголовного преследования, произошли 5 ноября 2018 года. Тогда женщина из Узбекистана на 23-й неделе беременности поступила в 4-й роддом Калининграда и родила ребенка весом 680 граммов.

По первоначальной версии следствия, Елена Белая приняла решение тайно умертвить ребёнка, чтобы не испортить служебные показатели учреждения и не тратить деньги на дорогостоящие реанимационные мероприятия. Версия не получила подтверждения, как минимум потому, что никто так и не смог объяснить: для чего малышу, которому якобы был подписан смертный приговор, вызвали реанимационную бригаду из перинатального центра, зачем вводили дорогостоящий препарат «Куросурф», для чего проводили иные реанимационные действия?

Первую версию сменила вторая: ребенок умер из-за смертельной дозы сульфата магния, которую по требованию Елены Белой, ввела анестезиолог-реаниматор Елена Сушкевич из той самой, вызванной в роддом, реанимационной бригады перинатального центра. И снова версия не выдерживает критики, но Следственный Комитет 30 июня выпускает пресс-релиз, в котором обозначает свою позицию: «…следствием не ставится самоцель привлечь к ответственности врача, но в данном случае причастность к гибели ребёнка подтверждается собранными доказательствами и результатами проведенных экспертиз.»

Медицинское сообщество встало на защиту коллег: петицию об объективном расследовании подписали 155 тысяч человек, в Instagram развернулся социальный флешмоб #ЯЭлинаСушкевич, а 6 июля по стране прошли пикеты в защиту врачей.

Клиника «ЭКО» не может оставаться в стороне от такого резонансного дела, прямо затрагивающего сферу нашей деятельности. Вот, что считает генеральный директор клиники, Елена Евгеньевна Пилягина:

«Ни Елена Белая, ни, тем более, Элина Сушкевич, на мой взгляд, ни в чем не виноваты. Они действовали исходя из реальности, в которой работают. Раз обязаны выхаживать плод от 500 граммов в 22 недели, обеспечьте всем, что для этого надо! А потом спрашивайте, почему сделали одну инъекцию сурфактанта, а не 5? Почему ребенка на портативном ИВЛ не перевезли в реанимационное отделение?
Приходится признать, травля врачей за мнимые ошибки продолжается, и все это только усугубляет и без того непростую обстановку в медицине.»

А вот мнение медицинского директора клиники, врача репродуктолога, Анны Александровны Рыжовой:

«На мой взгляд, профессия врача была и остается самой незащищенной профессией в России. Мы все выбираем этот сложный путь осознанно с желанием помогать, спасать. Понимая, что не будет легкого и быстрого заработка. Поэтому в медицине сейчас остаются только энтузиасты, преданные своему делу. При этом осудить и обвинить врача позволено любому. Не всегда заметны победы, а вот любые неудачи тут же оборачиваются против нас. Судьи кто? Абсолютные непрофессионалы в медицине. Мнение медицинского сообщества не учитывается.
Обвинения в умышленном причинении вреда врачом абсурдны. Врач, каждый день спасающий жизни детей, не может иметь желание намеренно навредить ребенку. Ради чего?
Подобные судебные решения подрывают и без того невысокий статус врача в нашем обществе. Приведут к тому, что профессию начнут покидать специалисты, в страхе потерять свободу из-за подобных ситуаций, которые, к сожалению, неизбежны.»